Абдулло Давлатов: тернистый путь чтобы стать врачом

0
3 264 просмотров

Известный врач Абдулло Давлатов рассказал о первом в Таджикистане, да и во всей Центральной Азии Центре лечения бесплодия, организатором которого он является

Абдулло Давлатов – известный врач, общественный деятель, бывший председатель Союза таджикистанцев России поделился перипетиями на своем жизненном пути.

— Скажите, пожалуйста, Вы с детства хотели стать врачом?

— В детстве я даже не мечтал об этом. Дело в том, что я родился в рабоче-крестьянской семье в Бохтарском районе бывшей Курган-Тюбинской области. Отец был простым рабочим, мать – колхозницей. Окончив среднюю школу, отправился в Душанбе учиться на юриста. Но так как прибыл из деревни и не знал, где находится ТГУ имени Ленина (нынешний Таджикский национальный университет), то вместе с односельчанином пошел в Таджикский государственный медицинский университет имени Абуали ибн Сино и поступил туда.

— Когда Вы начали свою трудовую деятельность?

— Рано. Семья у нас была большая, и постоянно чувствовалась нехватка средств. Потому приходилось трудиться на колхозных полях. Затем, будучи еще третьекурсником, я подрабатывал санитаром на кафедре хирургии Больницы №5 Медицинского городка Душанбе, а на четвертом курсе  — там же медбратом.

Нашей кафедрой заведовал доктор медицинских наук профессор Абдурауф Каххаров, первый ученый из Таджикистана, написавший книги о язве желудка на таджикском языке. Он разрешил мне, пятикурснику, ассистировать на операциях. А на шестом курсе я уже самостоятельно оперировал некоторых пациентов. Уже потом профессор оставил меня на кафедре хирургии.

— Расскажите, пожалуйста, о первом в Таджикистане, да и во всей Центральной Азии Центре лечения бесплодия, организатором которого Вы являетесь?

— Алимджан Гафуров, известный таджикский врач, пригласил меня перейти в НИИ здоровья матери и ребенка и заняться научной деятельностью. Он попросил меня поговорить с руководителем НИИ профессором Саъдинисо Хафизовной Хакимовой – первым и единственным в Центральной Азии членом-корреспондентом Академии медицинских наук СССР, первой таджичкой–врачом-хирургом, доктором медицинских наук. Она поставила передо мной задачу: за 10 дней подготовиться и сдать экзамен по андрологии. В тот день профессор Хакимова сказала мне, чего я никогда не забуду: если станешь андрологом и поможешь какой-нибудь семье вылечиться от бесплодия — всю жизнь будут тебя благодарить. Экзамен я сдал. Затем учился на различных курсах повышения квалификации в России и на Украине по этой специальности. После вместе с профессором Хакимовой мы создали при НИИ здоровья матери и ребенка первый в Центральной Азии Центр лечения бесплодия. Дела пошли хорошо, пока не наступили 1990-е…

— И Вы отправились в Россию?

— Нет, в Россию я попал случайно.

© SPUTNIK СТАС ЭТВЕШ               Абдулло Давлатов

— Вы сразу устроились врачом?

— Нет, не сразу. Дело в том, что по дороге у меня украли сумку со всеми документами, российскими дипломами, номерами телефонов русских сокурсников. При мне остался только военный билет.

— То есть Вы начали жизнь на чужбине с нуля?

— По пути я познакомился с четырьмя молодыми таджиками–беженцами. Они ехали в Ижевск. Я решил присоединиться к ним. В Ижевске жили 12 человек в одной комнате размером 4х6 квадратных метров. Работали грузчиками на одном из рынков города. Таскали тележки при 36-градусном морозе. У нас на всех была одна шапка, которую надевали по очереди. Руки примерзали к ящикам и сумкам. Приходилось отдирать их с кровью. До сих пор остались на руках следы тех морозов…

— А потом Вам повезло, и Вы нашли работу по специальности, не так ли?

— Нет, не торопитесь. Хорошие дела в жизни так быстро не делаются (смеется). На рынке от холода я заболел пневмонией, но выхода у меня не было, и я продолжал работать грузчиком. Как-то, когда мы, четверо молодых таджиков, как обычно, ждали на рынке клиентов, к нам подошли три старушки. Слово за слово, они спросили нас, откуда мы такие красивые. Надо сказать, что в советское время во всей России проживали всего 3800 таджиков.

В начале 1990-х годов мы еще не были такими «знаменитыми» на всей территории. Одним словом, они нам нашли квартиру, а благодаря помощи супруга одной из них я вылечил свою пневмонию. Через какое-то время наш работодатель-азербайджанец поставил меня продавцом торговой точки. Там я познакомился и подружился с некоторыми русскими, а затем и нашел работу в поликлинике,  где потом стал заведующим отделом. Позднее был помощником депутата и постепенно достиг того, что сейчас у меня есть. Одним словом, в России я не столкнулся с серьезными проблемами. Мне как-то везде везло.

— Как Вы создавали Союз таджикистанцев России. С чего все начиналось?

— Со случая. В 2005 году, когда я был председателем Ассоциации электронных медицинских библиотек, мы проводили в Ялтинском НИИ виноградарства и виноделия семинар. После я познакомился с двумя его участницами. На вопрос, откуда я приехал, ответил, что из Москвы.

Но мой ответ их не удовлетворил, и они поинтересовались, кто я по национальности. Услышав, что я таджик, они сказали, что знают таджиков, что те трудолюбивые и работают дворниками! Меня это глубоко потрясло. Их слова поразили меня своей откровенностью в оценке места и роли моего народа. Тогда я и решил объединить диаспоральные организации таджиков и изменить образ и имидж нашей национальности в России. С того семинара и началась моя общественная деятельность.

Нет комментариев

Также рекомендуем

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: