Кто же все-таки изобрел манты?

0
1 196 просмотров
Манты – фирменный кулинарный бренд Центральной Азии. Один из наиболее массовых, узнаваемых и приятных. В обоих Туркестанах (и Западном, и Восточном) их готовят повсеместно и утончённо. Трудно найти нормальный базар, где бы не дымилась, источая сладчайший аромат, пузатая мантоварка-каскан. Недаром сакраментальный вопрос о том, какой народ является изобретателем чудо-яства, получает свой безапелляционный ответ в зависимости от национальной принадлежности вопрошаемого. Партнер «Открытой Азии онлайн» — медиапортал «Информбюро» — попытался разобраться в вопросе.

«Манты? Это – наше!» – уверены узбеки.

«Их начали готовить ещё наши предки, согдийцы…» – возражают таджики.

«Не, ребята, настоящие манты только у нас, – резонно замечают уйгуры, – они у нас – национальное достояние!»

«Ну-ну!» – лукаво улыбаются китайцы и открывают очередной «Дом мант».

Основания быть правыми есть у всех центральноазиатов (достигая границ Кореи и Турции). И даже у высокогорных тибетцев.

Тибетские манты – мо-мо — популярны даже по ту сторону Гималаев, в Непале и Индии. С виду, правда, они больше похожи на пельмени, но по природе – типичные манты. Готовят мо-мо в огромных пароварках и подают с подливом из специального соуса с куркумой и острой перцовой приправой. Начинка их – тонко порубленное мясо, обильно смешанное с чесноком, тмином, кориандром и прочими душистыми вершками-корешками. На фарш идут и баранина, и птица, и даже мясо высокогорных коров – яков. Бывает ещё и чисто вегетарианский вариант, но мне он не попадался.

Однако самая, пожалуй, высокая и развитая культура мант — всё же в Восточном Туркестане. Синьцзянские уйгуры и дунгане (быть может, в чуть меньшей степени) – вот где настоящие мастера-мантовары! Об их изощрённости красноречиво свидетельствует изобилие видов заветного яства, которое можно отведать в местных харчевнях Урумчи или Яркенда. И если по типам оболочки встречаются лишь две разновидности – «петир манта» (из пресного теста) и «болак манта» (из кислого), то разнообразие наполнения превосходит воображение.

Традиционный фарш, во-первых, разнится своей мясной основой. Спинная часть, курдюк, печень, прочие внутренности (это всё баранина), а также птица, конина и даже дичь, – на то, чтобы сделать вкусные манты, годится всё! Не менее важную роль в разнообразии играет и овощная составляющая фарша. Широко известны всем любителям – «кава манта» (с тыквой) и «джусяй манта» (с джусаем). Но есть ещё и манты с клевером, инжиром, айвой, зелёным луком, помидорами, морковкой, жгучим перцем и… Да с чем только нет!

Немаловажное значение для вкуса имеет и посуда для приготовления. В Синьцзяне до сих пор можно полюбоваться традиционными касканами – начищенный медный чан, увенчанный несколькими кругами деревянной пароварки, более напоминает архитектурное сооружение, нежели тривиальную кастрюлю. Считается, что именно деревянная основа придаёт местным мантам столь ценимые знатоками тонкие оттенки вкуса.

Впрочем, примерно столь же развитая культура мантоварения наблюдается и западнее – у узбеков. Здесь кулинарные процессы просто утопают в постоянных творческих поисках. Как вам, к примеру, манты, сваренные вместе с пловом – «палов манти»? Или манты с маринованным мясом – «яхлит манти»? Или, на третье, «карт думба манти» – со сладким курдючным салом и кислым молоком?

Однако, нисколько не умаляя любви к предмету и притязаний в приоритетах, должен признать, что меня несколько настораживает то, что упоминания о столь заметном блюде почти что полностью отсутствуют в трудах путешественников и сторонних наблюдателей, заставших эти земли во всей их этнографической красе. Не мелькают они и в старых книгах местных авторов Туркестана. При всём том, что плову, например, было пропето столько заслуженных дифирамбов. Это может говорить либо о том, что манты были самым обычным повседневным блюдом, на которое не обращали внимания, либо о том, что манты — не такое уж и древнее достояние народов-мантоедов.

О привнесённости культуры мант в местную кулинарию может свидетельствовать семантика названия. Не оспаривается (по крайней мере, на серьёзном уровне) то, что все тюркские варианты названия – производное от китайского «маньтоу». Что имеет свой перевод, значение которого, правда, не очень способствует аппетиту. Маньтоу, сиречь «съедобная голова» или (если писалось другими иероглифами) «голова южного варвара». Многие исследователи усматривают в появлении мант гуманизацию древних нравов путём магической подмены ритуальными блюдами настоящих человеческих голов, массово приносимых в жертву в Древнем Китае.

Впрочем, для самих китайцев существенней древняя легенда про хитроумного полководца Чжугэ Ляна, который обманул злополучных демонов, преградивших путь его воинству и потребовавших в качестве откупного выдать головы 49 солдат. Это событие произошло на юге Поднебесной, в Юньане, ещё в III веке. И вот тогда-то Чжугэ Лян решил вместо голов соратников преподнести злобным духам 49 пампушек с мясной начинкой. И у него получилось! Блюдо понравилось демонам, а вослед за демонами – и всем любителям гастрономии. Всем китайцам!

Любопытно, что ещё недавно во время традиционных новогодних празднеств несколько особо крупных маньтоу (с человеческую голову!), украшенных красными иероглифами типа «счастье» и «радость», предназначались для подношения божествам.

Однако в современном Китае название «маньтоу» скорее связано с приготовленными на пару пампушками – паровыми булочками, нежели с традиционными «головами» с начинкой. Что до традиционных мант, то их чаще подают не в китайских, а в мусульманских ресторанах. Впрочем, китайцы всё равно остаются китайцами и составляют большинство в любых заведениях гастрономического плана.

Об их затаённой любви к мантам красноречиво свидетельствуют огромные специализированные рестораны – «Дома мант», где на нескольких этажах удовлетворяют свои аппетиты сотни посетителей одновременно. Одно такое заведение я посещал в Сиане. Оно было переполнено явными ценителями и знатоками (профессионалами!) мантоедения, о чём красноречиво свидетельствовало меню, в котором значилось не менее сотни наименований нашего любимого блюда.

Так что, если позволите, я оставлю вопрос про приоритет без ответа. А вместо него предложу парочку оригинальных рецептов из узбекской и уйгурской кухни.

1. Палов манти

Сделать небольшие манты с пропущенными через мясорубку бараниной и луком. Плов готовить по правилам, но перед тем, как накрыть казан крышкой, разровнять рис шумовкой и уложить поверх манты. Постарайтесь, чтобы как можно больше пара оставалось в казане. Время готовки – полчаса. (По книге К. М. Махмудова и Х. И. Исмаилова «Мучные блюда узбекской домашней кухни», Ташкент, 1986).

2. Будя кёки манта (манты с клевером)

Готовят ранней весной, когда можно собрать нежные лепестки первого клевера. Их моют, режут и добавляют к мясу в соотношении 1:1. Кроме того, нужно не забыть положить в фарш (на килограмм мяса) 300 г курдючного жира и 100 г лука. Варят, как обычно, в мантоварке. (По книге Р. Ушурова «Уйгурская кухня», Алма-Ата, 1992).

Текст и фото: Андрей Михайлов

Источник: theopenasia.net

Нет комментариев

Также рекомендуем

Чем блогера-туриста удивил Таджикистан

Успешный блогер побывал в Душанбе, погулял по Фанским горам и склонах Гиссарского хребта и насладился прохладой озера Искандеркуль Молодой петербуржец Михаил Зарубин живет путешествиями и ...
%d такие блоггеры, как:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: